<< Главная страница

9




Корабль шел на посадку, сотрясая тишину. Болотистая равнина, покрытая густой травой, щетиной кустов и удивительно яркими цветами, исчезла в палящем облаке дыма и пара.
Корабль спускался быстро, слишком быстро. Тормозные дюзы работали бешено, но вразнобой. Язык всесжигающего пламени под хвостом корабля становился все короче и короче, точно складывающаяся подзорная труба. Шум был невероятный, невообразимый - сокрушительный, подавляющий грохот бил по равнине, как чудовищный каменный кулак.
На какое-то мгновение корабль повис в нескольких футах от земли, а затем, дернувшись, с чавкающим звуком врезался хвостом в мягкую землю. Секунду-две он сохранял равновесие, а потом качнулся и рухнул на бок. Раздался приглушенный взрыв, сверкнуло ослепительно белое пламя. Тогда из бортов корабля начали во все стороны хлестать струи жидкости, достигая в длину ста метров.
Пламя с шипением погасло.
Корабль замер - разбитый, искалеченный, он умирал вдали от знакомых звезд.
На равнину вернулась тишина. С голубого утреннего неба лился теплый желтый солнечный свет, лаская красные, синие, золотые головки цветов в гуще травы. Вокруг воцарился тревожный покой - безмолвие, не нарушаемое ни птичьими голосами, ни фырканьем животных.
Корабль лежал на земле и внутри него властвовала тьма. После воя и рева двигателей тишина казалась осязаемой, холодной и жуткой.
В рубке послышались звуки. Царапанье, хриплое тяжелое дыхание человека, поднимающегося на ноги. Монотонные стоны, исторгаемые непрерывной болью. Стук капель, падающих на искореженный металл перегородки.
И вдруг - свет. Узкий белый луч, пляшущий в темноте, - дрожащий луч в чьей-то трясущейся руке. И тихий, сдавленный голос:
- Где вы? Кто ранен? - голос капитана.
Неясная фигура с трудом поднялась с пола.
- Это я, Хафидж, - сказал астронавигатор. - Кажется, я не ранен.
Луч осветил темную фигуру, скорчившуюся в углу. Она не двигалась, не дышала. Капитан направился туда, отбрасывая с дороги обломки механизмов, и осторожно перевернул тело. Он осветил лицо и быстро отвел фонарь в сторону.
- Это Сейехи, - сказал он. - Для него все кончено.
А стоны все не смолкали - жалобные звуки, вырывающиеся из груди человека, потерявшего сознание. Пятно света легло на распростертое у дверей тело. К нему первым подбежал Хафидж.
- Большая потеря крови, - сказал он.
Капитан осмотрел Дерриока настолько тщательно, насколько позволял маленький кружок света. Грузный антрополог точно съежился, стал меньше. Из уголков приоткрытого рта текла кровь. Его слабые стоны напоминали повизгиванье животного, испытывающего невыносимую боль.
- Дерриок! Я - Уайк. Вы слышите меня?
Дерриок не пошевелился и не открыл глаз.
- Хафидж, возьмите фонарик и поищите в аптечке какое-нибудь болеутоляющее. Не то, очнувшись, он может совсем обезуметь.
- Он должен выжить, - прошептал Хафидж, - иначе...
- Берите фонарик. Приведите сюда Колрака... если они там в салоне уцелели. Но только Колрака, а другие пусть подождут, пока мы не сообразим, куда положить Дерриока.
- А сказать им... что дело дрянь?
Уайк и Хафидж бессознательно чувствовали, что они близки, а остальные образуют отдельную группу. После гибели Сейехи их осталось только двое - бывших хозяев рубки, которая, в сущности, была сердцем корабля. Себя они считали истинными астронавтами, а в остальных видели просто пассажиров. В прежние дни всю эту компанию вообще не допустили бы на корабль.
- Скажите, - ответил капитан. - Рано или поздно они все равно узнают. Пусть Арвон последит за Лейджером, как бы тот не устроил истерики. Мальчик, по-моему, будет держаться хорошо; эта история может сделать из него настоящего человека.
- Если он жив.
- Конечно.
- Если бы оба наших специалиста...
- Дерриок пока жив, Хафидж. Идите за лекарством. Как там, не видно по приборам, хорошо ли залило реактор?
- Я успел вдвинуть стержни до того, как мы ударились о землю. Пожалуй, взрыва не произойдет.
- Скажите остальным, что вы абсолютно в этом уверены. Атомная паника нам сейчас совсем ни к чему.
- Безусловно.
Хафидж взял фонарик и попробовал выйти из рубки. Это оказалось нелегким делом, так как корабль лежал на боку и дверь заклинило. Ударом ноги Хафидж все-таки открыл дверь и прополз на животе в коридор. Уайк услышал, как он убирал с дороги что-то тяжелое. Послышались тихие голоса.
Значит, жив кто-то еще, кроме них.
Уайк присел на корточки и положил руку на влажное плечо Дерриока. Всей кожей он ощущал во мраке вокруг себя корпус разбитого корабля. Где-то там, за изуродованными металлическими стенками, лежал неизвестный мир, покинуть который они не могли. Капитан не знал даже, можно ли дышать здешним воздухом, а рассчитывать, что на планете они найдут помощь, не приходилось: шансов на это не было практически никаких.
И это был результат его собственного решения. Капитан смотрел в окружавшую его тьму я думал, что нельзя было брать курс еще на одну планету, еще на одно солнце. Он сознательно пошел на риск - и просчитался. Он знал, что этот полет рискован, и все же полетел.
Почему?
Капитан знал почему. Он знал, что им двигал не разум. Если бы только он мог забыть, что погнало его в космос...
- О, черт! - сказал он.
Теперь уже слишком поздно.
Он услышал шаги за дверью. Возвращался Хафидж - и не один.
- Ну что?
- Лучше, чем можно было ожидать, - ответил Хафидж. - Очевидно, главный удар пришелся по рубке - в салоне все живы. Отделались ушибами, ничего серьезного. Нлезин повредил левую руку, но кость цела.
Капитан улыбнулся.
- И еще одно, - продолжал Хафидж. - Наше Ведерко треснуло где-то возле салона, в щель проникает наружный воздух, которым как будто можно дышать.
- Можно ли, нельзя ли, а придется: запасов энергии у нас больше нет, нашего воздуха без очистки хватит ненадолго. Хафидж, пожалуй, полоса невезения кончилась.
В кружок света вошел Колрак.
- У меня все готово для инъекции, - сказал он. - Если вы кончили поздравлять друг друга, то, может быть, попробуем помочь Дерриоку?
- Простите, - сказал капитан, отходя в сторону. - Посветите ему, Хафидж, а я попробую найти на складе еще один фонарик.
Священник ощупал Дерриока своими короткими, но удивительно чуткими пальцами. Потом, обнажив плечо антрополога, он протер кожу ваткой и впрыснул болеутоляющее. Дерриок по-прежнему лежал неподвижно. Колрак вытер кровь с его губ и выпрямился.
Уайк вернулся в рубку с двумя фонариками в руке. Один из них он протянул Колраку.
- Ну, как он?
- Переносить его нельзя. У него внутреннее кровотечение, а толчки и тряска в этих случаях - плохое лекарство. К болеутоляющему добавлена противоинфекционная сыворотка, так что можно не бояться заражения. Больше мы ничем ему помочь не можем.
Дерриок продолжал стонать, и эти однообразно повторяющиеся звуки было невыносимо слышать.
- Он выживет?
Колрак пожал плечами:
- Это не в наших руках.
Уайк наклонился к священнику и напряженно спросил:
- А он хотя бы придет в себя?
- Возможно. Трудно сказать.
- Он крепкий, - сказал Хафидж. - Он выкарабкается, капитан, я такие случаи видел раньше.
Уайк кивнул.
- А теперь - за дело. Надо подобрать все сведения, выданные вычислительными машинами до посадки. Дерриок, кажется, что-то записывал?
- Наверное. У него был блокнот...
- Отыщите этот блокнот. Надо все подготовить. Колрак, есть у нас лекарство, которое бы снимало боль, но не одурманивало?
- Я посмотрю, - ответил священник. - Но ему необходим покой. Нельзя сразу же заставлять его работать, это бесчеловечно.
- Нам нужны его знания, - сказал капитан просто. - Только он может сообщить нам необходимые сведения об этой планете. Если действовать вслепую, мы никогда не выберемся отсюда - в том числе и Дерриок. Вот так.
Колрак постоял в нерешительности, потом выполз в коридор и отправился искать лекарство.
Уайк и Хафидж остались ждать и присматривать за раненым. Оба молчали, но каждый был рад тому, что другой рядом.
Рубка представляла собой странное зрелище - Уайк понимал это. Два серебряных луча пересекали усеянное обломками помещение и пятна света играли на сломанных машинах, которые смутно чернели по сторонам. То, что было полом, теперь оказалось стеной, рубка выглядела нелепо перекошенной, и трудно было убедить себя, что это только иллюзия.
Дерриок перестал стонать, но, по-видимому, сознание к нему не возвращалось.
"Это был мой корабль, - думал Уайк, - мы много летали вместе, а теперь путь завершился на этой безыменной планете".
Внутри мертвого корабля была тьма, а снаружи его окружала еще более непроницаемая тьма - тьма неизвестности. Мир, бесконечно далекий от их родины, исполненный тайны и бросающий им вызов, как все неведомое. Только шаг - и ты ступишь на чужую землю. Дыши ее воздухом, если это возможно, и смотри вокруг. Увидишь, наверное, синее небо и зеленые луга. И невдалеке реку, которая катит прозрачные волны по каменистому ложу, устремляясь к морю. А в этом море, если эта планета подобна другим таким же мирам, в свое время зародилась жизнь. Крохотные одноклеточные организмы, рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, млекопитающие, а может быть, и человек.
Какой он, этот человек?
Уайк почувствовал, что тьма сдавливает его. На разных планетах он видел разные типы людей, и ему трудно было почерпнуть надежду в прошлой истории этих одиноких разобщенных миров.
Если человечеству удавалось уцелеть достаточно долгое время, думал Уайк, оно строило корабли, улетавшие к звездам. Это так. Но что заставляло каждого отдельного человека лететь на таком корабле? Какая тропа приводила его к межзвездному океану?
И кто на корабле догадывается о его, Уайка, тайне?
Проходили часы, а Дерриок по-прежнему не двигался. Теперь он дышал ровно и кровь больше не стекала по его подбородку. Но... что, если он так и не очнется?
В конце концов около раненого пришлось установить дежурство. Арвон и Црига наскоро приготовили из синтетиков холодный и неаппетитный обед, а Колрак сделал Дерриоку переливание крови.
Все они держались спокойно. Люди, двигавшиеся в темных внутренностях корабля, испытывали сейчас то напряжение всех чувств, которое возникает после большого несчастья. Они говорили о Сейехи и вспоминали, как прозвали его "Обратной Связью". Им было не до смеха, однако Нлезин без устали сыпал мрачными предсказаниями, и от этого, как ни странно, становилось легче на душе. Картины, которые рисовал Нлезин, были настолько жуткими, что их не могла превзойти никакая действительность - а это уже внушало надежду.
Из корабля они не выходили. Без энергии экраны, разумеется, не работали, и члены экипажа не видели, что делается снаружи. Однако можно было предположить, что там светило солнце, а затем наступила ночь. Приближаясь к планете, они заметили, что у нее есть спутник, и, значит, теперь по звездному небу плывет луна.
Но внутри разбитого корабля царила густая мгла, которую пронизывали бледные лучи фонариков.
Прошло очень много часов. Наконец Дерриок пошевелился, лицо его побледнело и он открыл глаза.
Около него сидел Арвон.
- Не надо двигаться, Дерриок, - сказал он, дотронувшись до плеча антрополога. - Лежите спокойно.
Дерриок закрыл глаза, потом снова их открыл. Его губы были стиснуты в тонкую прямую линию. Он дышал часто и прерывисто, как будто что-то застряло у него в горле.
- Мы приземлились, - объяснил Арвон. - Все позади. Вы ударились головой, но это не опасно. Только не двигайтесь. Понимаете?
Дерриок слабо кивнул.
В рубку влезли Уайк и Колрак. Увидев священника, Дерриок чуть-чуть улыбнулся.
- Мне уже нужно ваше напутствие? - спросил он.
Колрак не сразу нашелся, что ответить.
- Сейчас я врач, - сказал он наконец.
Дерриок поморщился.
- Что-то мне не по себе, доктор, - сказал он. - Очень тошнит, вот-вот начнет рвать... - Он вдруг умолк, глаза его помутнели.
- Дерриок, - сказал капитан, - постарайтесь хоть минутку продержаться. Без вас нам не обойтись.
Взгляд антрополога снова стал осмысленным.
- Мне очень скверно. Трудно думать. Нельзя ли подождать?
- Не знаю, - ответил Уайк.
Дерриок взглянул на священника.
- В каком я состоянии, доктор? Только честно!
- Вы еще можете выкарабкаться, - сказал Колрак. - Пока неясно.
Дерриок закрыл глаза.
- Что вы хотите знать, Уайк?
- При посадке корабль сильно повредило. Если мы не найдем здесь помощи, ему уже никогда не взлететь. Мы находимся на планете, о которой нам не известно ничего. Мы не знаем, что нас ожидает тут, и сказать нам это можете только вы. Хватит у вас сил?
- Трудно, - прошептал Дерриок. - Засыпаю.
Колрак потянул капитана за руку.
- Он не может сейчас говорить. Или вы хотите убить его?
Уайк посмотрел Колраку прямо в глаза. Он сильно побледнел, дыхание его участилось.
- Вы действительно так думаете, Колрак?
- Нет, конечно, нет. Я просто имел в виду...
Капитан снова повернулся к Дерриоку.
- Поспите, Дерриок, - сказал он мягко. - Мы попробуем еще раз, когда вам станет лучше.
Трудно было решить, расслышал ли раненый эти слова, однако его лицо, казалось, стало спокойнее.
- Я останусь с ним, - предложил Колрак. - Я вас позову, Уайк.
- Нет, мы будем дежурить вместе. Хорошо?
Священник кивнул.
- Всем остальным - отдыхать, - распорядился Уайк. - Вам надо набраться сил для дальнейшего.
В разбитой рубке осталось трое. Уайк и Колрак погасили фонарики. В темноте раздавалось затрудненное дыхание Дерриока, наполняя тишину.
- Надеюсь, он проснется, - прошептал вдруг Колрак. - Если бы я знал, что поступил правильно!
- Как следует помолитесь об этом! - ответил капитан.



далее: 10 >>
назад: 8 <<

Чэд Оливер. Ветер времени
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация